Клятва

Клятва — читать легенды и мифы

«Эти истории произошли очень давно и нам более всего известны как Евангелие — повествование о жизни и смерти учителя, которого в том же Евангелие называют Иисусом. Доказать или опровергнуть все то, о чем рассказывается в многочисленных редакциях этой книги нет уже никакой возможности. Однако одна история дошла до нас почти без искажений — как умышленных, так и случайных.

У того человека, которого часто называют Христом, было, как известно, двенадцать учеников. И однажды, один из них, известный как Иуда, стал использовать полученное искусство для своей корысти — он лечил людей, предсказывал будущее, находил потерянные вещи, готовил волшебные эликсиры — и продавал свое умение. Некоторое время он мог делать это совершенно незаметно для учителя и остальных учеников — но вскоре его жадность до денег и почестей переросла в жадность к знаниям и умениям — Иуда быстро понял, что большие и искусные умения он сможет продавать гораздо дороже.

Он стал просить учителя научить его всему и как можно быстрее. С грустью слушал его Иисус, с удивлением — ученики. И спросил учитель:

— Что «все» ты хочешь знать?

Усмехнулся в ответ Иуда, и сказал:

— Все знать невозможно — и я согласен на все твоё знание, учитель.

— Неужели ты думаешь, что перелив вино из золотой чаши в глиняный кувшин, ты сможешь превратить глину в золото?

— Но тому, кто покупает вино, чаще всего все равно, в чем оно хранится — в золоте или глине. Он платит за напиток!

— Мне нечего ответить тебе, Иуда. Ты прав. Но обучение моему искусству, как и приготовления вина требует времени. Ты мог убедиться в этом. Даже тебе — самому способному моему ученику — требовался немалый срок для постижения многих истин и законов.

— Я помню, учитель. Так давай, пока моё вино еще не готово, продавать твоё!

Ужаснулись слышавшие это ученики и отшатнулись от говорившего. Но промолчал учитель, Иуда же обрати к ним пламенную речь:

— Поймите, неразумные, то, чему учит нас учитель, хорошо для нас и в отношениях между нами. Но ведь почти никто из окружающего нас мира неспособен понять нашей высокой морали, нашей нравственности. Почти никому не дано видеть наш свет. Люди вокруг нас привыкли платить за все — даже за тепло и доброту — и наше бескорыстие пугает их.

Cколько людей тянется к нам, но больше — бежит. Единицы нас понимают, но тысячи — смотрят на нас с подозрением. Когда я первый раз продал лекарство богатому купцу, он сказал мне: «Теперь я понимаю тебя. В словах нет правды, правда — в честном обмене. Я приду к тебе, Врач, если мне будет нужно». Говорили ли тебе, учитель, такие слова те, кому помог ты без корысти и награды. Нет! Они благодарили тебя — но ты уходил. Они преданно шли за тобой — но ты бежал. Они снова нуждались в твоей помощи — и не могли тебя найти. Ты всегда приходишь сам. И только тогда, когда считаешь нужным. Ты учишь нас любить людей — но скольким ты мог бы помочь, если бы мы не странствовали, но остановились в одном городе и любой мог бы найти нас! А я помогал всем! Да, я брал за это плату — но разумную. Богатый платил больше, бедный — меньше. И вылечил сотни людей, владея лишь частью твоего искусства — а скольких вылечил ты, учитель?

— Мне нечего ответить тебе, Иуда. Ты прав.

— Нет, учитель, тебе есть что сказать! Ты в смятении, ибо вынужден признать мою правду — ведь она проста и разумна. Но признавать ее не хочешь! Ты хочешь прогнать меня, но не можешь — ибо так ты еще больше подтвердишь правоту моих слов. Ты можешь оспорить мои слова и доказать мою неправоту, твой дар убеждения велик — но не будешь этого делать. Ты будешь сожалеть о том, что мы расходимся с тобой, но не сделаешь шага мне навстречу!

— Мне нечего ответить тебе, Иуда. Ты прав.

— Опять «Ты прав!» Учитель! Если бы я не знал тебя все эти годы, то решил бы, что ты обезумел. Но нет! Ты не безумен! Ты пытаешься сохранить лицо мудреца в ситуации, когда ты уже потерял его! Но я избавлю тебя от мук, и необходимости принимать решение. Я уже понял, что ты не примешь моё предложения и не ответишь на мои просьбы! Я ухожу. Ты скажешь мне хоть что-нибудь, учитель?

— Мне нечего сказать тебе, Иуда. Иди.

Несколько дней смятение царило в умах и сердцах остальных учеников. Они понимали разумность доводов Иуды и не принимали их. Но более всего смущал их учитель — он вел себя так, как будто ничего не изменилось. Даже намека на боль или страдание, гнев или обиду они не находили в его словах и взгляде. Но они не верили в безучастность учителя к судьбе Иуды и их судьбе — много раз они имели возможность убедиться в обратном. И однажды, рано утром, когда путники остановились для короткого отдыха, один из учеников обратился к учителю:

— Учитель! Всем, что мы имеем в этой жизни, мы обязаны тебе. Мы знаем — ты избегаешь благодарности и, прежде всего, благодарности учеников. Но мы просим тебя принять нашу клятву. Клятву людей, идущих к свету.

Среди людей, вместе с которыми мы ступили на этот путь, глядя тебе в лицо, Учитель, мы клянемся стремиться к свету и искать истину так долго, как долго наши души смогут различать свет и тьму, а разум наш — быть острым и пытливым. Клянемся быть щедрыми и разборчивыми, расточительными и бережливыми. Клянемся спешить и не торопиться. Клянемся иметь все, не имея ничего. Клянемся быть царями и слугами, быть возвышенными и низкими! Прими эту клятву, Учитель!

Учитель поднял голову, оглядел учеников и произнес:

— Если вы принесли эту клятву мне — это пустые слова. Забудьте их. Но если вы принесли эту клятву себе, то сегодня — важнейший день в вашей жизни — и я уже всему научил вас…»

Вам может понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *