Искупление вины

Искупление вины — читать реальные истории

Два года назад у моей двоюродной сестры Ирины возникли проблемы с позвоночником. Сначала это было легкое покалывание в районе копчика, затем, быстро усиливаясь, боли появились в крестце. Пришлось обратиться к невропатологу. После обследования доктор поставил диагноз: остеохондроз. Назначила процедуры, прописала лекарства. Когда все это не помогло, а боли в пояснице стали невыносимыми, Ирину направили в больницу. Сначала в одну, затем в другую. Так начались ее скитания по больницам. Однако, несмотря на старания специалистов, улучшений не было.

Главная проблема заключалась в том, что врачи никак не могли поставить точный диагноз, чтобы начать эффективное лечение. Не помогали ни бесчисленные анализы (в том числе биопсия позвоночника), ни выписанные на 40 тысяч рублей лекарства, ни процедуры, ни крайне болезненные уколы.

Когда Ирина принимала лекарства, у нее резко повышалась температура. Когда же ей делали уколы, температура понижалась, но сразу же подскакивало давление, тошнило, кружилась голова. За полгода пребывания в больницах она настолько ослабла, что с трудом переставляла ноги.

Поскольку состояние пациентки не улучшалось, ее в конце концов выписали домой, предложив оформить инвалидность, и дальнейшее лечение продолжать в платных больницах. Таким образом, официальная медицина расписалась в собственном бессилии.

Два месяца Ирина провела дама в инвалидной коляске. А весной ее муж Вадим решил отправить жену в деревню к своему брату с надеждой, что местная природа и здоровая пища помогут облегчить ее страдания.

Вот что рассказывала о пребывании в деревне сама Ирина.

Брат Вадима Аркадий и его жена Анна встретили меня радушно. Делали все возможное, чтобы мне было комфортно. Отдыхай и радуйся жизни! Но эти мучительные боли в позвоночнике… из-за них не я могла передвигаться без посторонней помощи.

Однажды, когда я, как обычно, сидела в инвалидной коляске на веранде, к нам пришла почтальон Маша – женщина предпенсионного возраста. Сочувственно посмотрев на меня, она поинтересовалась, дома ли Анна.

– Доит козу, – ответила я.

Почтальон хотела еще что-то спросить, но тут появилась Анна. Она пригласила почтальона в дом. А когда минут через десять вернулись, почтальон, вновь сочувственно взглянув на меня, быстро ушла. Анна, глядя ей вслед, сказала:

– Маша спрашивала, что с тобой. Ну, я ей рассказала все, как есть, мол, врачи от тебя отказались. Мария пообещала поговорить о тебе с ведуньей, бабушкой Лукерьей. Она живет в соседнем поселке, и у Маши с ней хорошие отношения. А вдруг да поможет. Если бабушка согласится, Аркадий съездит за ней.

Через несколько дней Маша позвонила Анне и сообщила, что бабушка может приехать завтра утром. Договорились о времени. Когда машина Аркадия остановилась у калитки нашего дома, из нее вышла худенькая, довольно бодрая старушка, с собранными на затылке, без проблесков седины русыми волосами. Видимо, уже зная о моих проблемах, она не мешкая приступила к делу. Сначала легкими плавными движениями несколько раз провела пальцами по всему позвоночнику: снизу вверх, сверху вниз, затем, не мигая, пристально посмотрела мне в глаза. И от этого острого взгляда закружилась голова, а глаза завесила серая пелена. Это состояние длилось лишь несколько мгновений. Когда я пришла в себя, ведунья сказала:

– Со спиной у тебя все в порядке. У тебя душа болит.

Мы удивленно переглянулись. А ведунья продолжала:

– Ни один доктор не знает, как душу лечить. Их этому не учат, да и научить невозможно. Это Божий дар, дается он далеко не каждому. Поэтому ни лекарства, ни врачи тебе не помогут.

Она приложила ладони к моим вискам, закрыла глаза и начала что-то шептать. Через минуту вновь открыла глаза, покачала головой и выдала:

– На тебя наведена порча.

Я даже оторопела от услышанного и изумленно посмотрела на ведунью.

– Но кто, почему? – первой не выдержала Анна.

– Потому что Ирина когда-то очень давно причинила сильную душевную боль знакомому. Человек этот умер, и его боль перешла на нее. Порча это. Вот поэтому и мается.

– И что же нам делать? – вновь встряла в разговор Анна.

Ведунья, не задумываясь, ответила:

– Пусть Ира вспомнит человека и зло, которое ему сделала. А до этого я ей помочь не сумею.

После отъезда бабушки Лукерьи я принялась вспоминать: кому и когда могла причинить боль. Однако, как ни перебирала перипетии своей жизни, ничего даже мало-мальски подходящего не вспомнила. Изо дня в день я тщетно пыталась восстановить в памяти имя обиженного мной человека. Я совсем отчаялась и, когда в очередной раз позвонил Вадим, волнуясь, рассказала ему об условии, поставленном ведуньей.

– Кому же, как не тебе, решить головоломку? – сказал он. Однако через день он позвонил:

– Слушай, а может, это твоя бывшая подруга Настя? Та, у которой ты меня увела?

Меня словно озарило: как я могла забыть! Ну, конечно же, это она! Несказанно обрадованная, я попросила Вадима во что бы то ни стало хотя бы что-то узнать о ней. Муж позвонил следующим утром и объяснил, что Анастасия умерла два года назад. Анна немедленно связалась по телефону с почтальоном Машей, и через неделю Аркадий привез бабушку Лукерью к нам.

Когда я рассказала ей все, что узнал Вадим, она проделала руками над моей головой какие-то пассы. После чего, как и раньше, приложила ладони к моим вискам и, закрыв глаза, сказала:

– Да, это та женщина, которой ты причинила зло. Теперь тебе придется замаливать свой грех. Молись каждый день, говори по 10 раз: «Господь наш милосердный, страсти моё прегрешение, позволь мне поклониться и попросить прощения у той, кому я причинила зло». У тебя ведь беда с поясницей, вот и будешь стараться поклониться. Только молись искренне, от всего сердца. И еще думай о том, как было больно твоей подруге. Ты ведь подло с ней поступила, предала дружбу. Если сделаешь все, как надо, Господь может даровать тебе прощение, ты исцелишься.

Положив на стол холщовый мешочек, бабушка Лукерья добавила:

– Отвар из этих трав будешь пить каждое утро.

Молилась я истово, временами даже до слез. И еще мысленно просила прощения у Насти. Прошло два месяца – облегчение не наступало. Но я верила бабушке Лукерье и продолжала молиться. И только спустя еще полтора месяца почувствовала, что боль в позвоночнике хотя и медленно, но все-таки начала ослабевать. Однако лишь через пять месяцев мои мучения со спиной закончились.

Очень хочется надеяться, что Господь принял мои молитвы, поэтому и простил. Простила и та, которой я когда-то причинила боль. Недавно я встала с инвалидной коляски и могу ходить самостоятельно.

Кстати, ведунья категорически отказалась от денег и подарков, объясняя свое решение так: «Брать деньги за лечение – большой грех».

Не держите ни на кого обиду! Как бы с вами ни поступили. Обида будет жечь вас изнутри, разрушая душу и тело. Простите всем. Простите всё! Живите с легким сердцем.

Вам может понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *