Знак о загробной жизни

Наша соседка по лестничной площадке Мария Никитишна, была любимицей всего дома. Абсолютно все, как взрослые, так и дети, любили эту радушную улыбчивую одинокую старушку.

Семью её забрала лихая война, новой обзаводится она не хотела, бережно храня свою память о потерянных близких. Так и прожила она всю послевоенную жизнь одна, в своей крохотной квартирке в хрущёвке. А мы оказались её соседями, быстро сдружились и не замечали огромную разницу в возрастах. Как-то принеся ей из аптеки её любимую валерьянку, я осталась попить с соседкой чаю. И вот что она мне поведала тогда.

«До войны я была маленькой девочкой и с нами жил мамин брат, мой дядька — Иван. Ох, и и любила я своего дядьку! И куклы из деревяшек он мастерил, и качели нам, возил в повозке на лошади, брал с собою в лес. Как-то, помнится, обняла я его и спросила: «Дядька, а ты не помрёшь никогда?», на что Иван нахмурил белёсые брови и ответил: «Век человека не долог, но я верю, что там будет другая жизнь». И тогда я спросила: «А когда помрёшь, как я узнаю, что ты не исчезнешь насовсем?». «Если смогу, я дам тебе знать про это» — ухмыльнулся дядька Иван.

Прошло некоторое время, вроде год, разговор я помнила и очень боялась, что с дядькой что-то случится. И мои страхи оправдались. Иван захворал и очень быстро слёг, свою махорку он более не нюхал, мало ел и всё время кашлял. Помню тот день, когда пришла я домой, а моя мать обняла меня и сказала: «Помер наш Ивашка, деточка».

На следующий день в избе было много народу, бабы громко плакали, мужики сидели понурые, держа в руках свои шапки. Дядька лежал в гробу в центре большой комнаты, был каким-то жёлтым и не похожим на себя. К позднему вечеру все разошлись, остались только близкие. Мать с бабами возилась в кухне, а я вошла в комнату, где лежал Иван. Тут до меня, до ребёнка, дошло, что дядька то помер! Я прижалась к печи и слёзы покатились градом, и сквозь эту пелену я вдруг отчётливо увидела, как в мерцании свечей рядом с гробом стоит ещё один дядька Иван, улыбается мне и подмигивает. Тогда, даже будучи ребёнком, я поняла, что этого быть не может. Дядька Иван всего один и он сейчас лежит в гробу. Но кем же был тот, кто стоял рядом? В тот момент я помню, как подкосились ноги, и я плюхнулась на пол, а в голове зашумело…».

Закончив воспоминания детства, Мария Никитишна вытерла дрожащей рукой слезинку, улыбнулась мне и сказала: «Кто знает, милая, может и правда есть там что-то». Тогда я не растерялась и спросила: «А вы дадите нам знак оттуда?». Кивнув седой головой, Мария Никитишна налила мне ещё чаю.

Это было примерно полгода назад, а месяц назад нашей любимицы не стало. Я очень сильно переживала смерть так полюбившейся нам соседки и что вы думаете? Она приснилась мне! Такая помолодевшая, весёлая, сказала что-то на подобии: «Пришла проведать вас, мне тут хорошо, я с маменькой, братишкой да дядькой, а к тебе, деточка, скоро придёт ангелок!». После сна я успокоилась, а через две недели узнала, что беременна!

Вам может понравится